Рейтинг:
(Голосов: 1)

Дети – цветы жизни или бумажные листы?

Дети – цветы жизни  или бумажные листы?В 2012 году, как заверяют компетентные органы, в Восточно-Казахстанской области не было выявлено ни одного факта жестокого обращения с ребятишками. Это подтвердили и в областном департаменте по защите прав детей, и в центре адаптации несовершеннолетних.

– В рамках акции мы проводили рейдовые мероприятия под девизами: «Нет насилию в семье», «Дети в ночном городе», «Подросток», «Улица», но не было выявлено случаев, когда дети оказывались в вечернее и ночное время на улице по причине плохого с ними обращения в семье или проявлений насилия, – комментирует сотрудник пресс-службы УВД г. Усть-Каменогорска Маншук Раимова.

Впрочем, не выявлено – не значит, что их вообще нет. «Преступления против детей носят латентный, то есть скрытый, характер, – поясняет начальник отделения ювенальной полиции ДВД ВКО Татьяна Плотникова. – Факты жестокого обращения часто замалчиваются самими малолетними жертвами, родителями, соседями.

Подтверждением тому служат невыдуманные истории, произошедшие с детьми у нас в области в прошлые годы. Накануне по всей республике прошла информационная кампания «Детство без жестокости и насилия» под девизом: «Ты+Я: вместе мы изменим мир». Сотрудники учреждений образования, защиты прав детей, полиции каждый год пытаются привлечь общественное внимание к проблемам жестокого обращения с детьми и своевременному выявлению таких фактов в семьях, сформировать в сознании взрослых, что насилие над ребенком недопустимо.

Шрамы на лбу

В конце 2008 года Усть-Каменогорск взбудоражил дикий случай: родная мать до крови выцарапала на лбу своего ребенка школьное правило. Чтобы не забывал больше…

Этот факт безграничной жестокости к восьмилетнему ребенку вызвал широкий общественный резонанс. Возможно, такого не случилось бы, если ребенок продолжал жить с бабушкой и дедушкой, которые воспитывали его шесть лет. Но его от своих родителей забрала мать.

На изуродованный лоб ребенка даже учителя не сразу обратили внимание, думали, что сам начеркал что-то красной пастой. Но когда классный руководитель присмотрелась, то оторопела: это никакая не паста, а следы засохшей крови. Запуганный ребенок не выдал изверга-мать, сказал, что поцарапался проволокой, перелезая через забор. И только сами дети «раскусили» секрет одноклассника. Переодеваясь к уроку физкультуры, они заметили, что и спина у ребенка вся исполосована. Учитель вызвала школьного инспектора. Тогда мальчик неохотно и робко признался: «Это меня так… мама…».

Оказывается, накануне вечером родительница пришла с работы не в духе. С порога начала придираться к ребенку, поставила ему в вину незнание правила, припомнила другие его непослушания. В конце концов она избила сына и ручкой выцарапала ему на лбу школьное правило – «отступать четыре клетки» – чтобы на всю жизнь запомнил. Еще и пригрозила, что если он «пикнет» или расскажет кому, не ручкой, а ножом на лбу буквы вырежет! За всем этим душераздирающим зрелищем спокойно наблюдал отчим мальчика.

…Мать вызвали в школу. Та не могла взять в толк: чего это в ее семейные дела учителя вмешиваются? Она попыталась увести мальчика, но педагоги и сами одноклассники встали стеной за ученика. После занятий его забрали к себе бабушка и дедушка. Несмотря на издевательства матери, ребенок попросил их не ругать ее, ведь «она так-то хорошая, просто устала…».

– Этот кошмарный случай невозможно забыть! Какие бы ни были у матери личные проблемы, нельзя вымещать свое зло на ребенке, – говорит начальник отделения по делам несовершеннолетних Ульбинского отдела полиции УВД Мирамгуль Ким. – Что касается постарадавшего мальчика, то мы тогда передали материалы этого дела в прокуратуру, позже суд вынес постановление… об отказе уголовного дела по статье 137 (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего) за отсутствием систематики, то есть неоднократного избиения и жестокого обращения. Мать родительских прав не лишили, наказали только штрафом за неосторожное причинение вреда здоровью.

По словам Мирамгуль Ким, последний раз они встречались с этой семьей в 2010 году. Мать после того случая приняла помощь психолога и больше над ребенком не издевалась. У мальчика со временем шрамы на теле и лбу затянулись, а вот в душе... кто знает? Сейчас он живет с бабушкой и дедушкой в Глубоковском районе, ходит в местную школу. Горе-мать выписала на своих родителей доверенность, и теперь они являются официальными опекунами мальчика. Сама она живет и работает в Усть-Каменогорске. По мере возможности помогает в воспитании своего сына. Семья их снята с учета и характеризуется положительно.

Насильная любовь

Еще один, не менее дикий, случай был в нашем регионе. В Аягозском районе отчим на протяжении семи (!) лет насиловал свою малолетнюю падчерицу. Запуганная угрозами девочка терпела издевательства и молчала до тех пор, пока не достигла совершеннолетия.
В 1999 году у шестилетней крохи умер отец. Через какое-то время у матери появился другой мужчина. Женщина искренне верила, что новый «папа» будет ничуть не хуже родного. Но этого не произошло. В 2003 году женщина скончалась, а десятилетняя девочка осталась сиротой. Местные власти беспрепятственно разрешили отчиму удочерить ее. И сиротка стала жить с ним и сводными братьями-сестрами. С тех пор ее детство резко оборвалось.

Спустя несколько лет, в своих показаниях она расскажет, что отчим постоянно насиловал ее. Когда она стала понимать, что происходит, то пыталась как-то воспрепятствовать этому. Но с педофилом девочка справиться не могла. Своим родным детям изверг говорил, что сиротиночка нуждается в особой заботе и забирал девочку к себе в спальню. Когда жертве исполнилось 17 лет, после очередных измывательств отчима она со слезами пыталась рассказать обо всем своему педагогу в колледже. Но та ей не поверила, даже пристыдила: не надо клеветать на хорошего человека! И только спустя какое-то время несчастная девчушка открыла душу своему возлюбленному. Парень уговаривал обратиться в полицию, но испуг и боязнь мешали девушке решиться на этот шаг. Тогда юноша забрал любимую из того ада, где она жила, и женился на ней. Однако даже после замужества падчерицы отчим вновь попытался проявить свою волю. Тогда терпению 19-летней девушки лопнуло, и она обратилась в полицию. Насильник под грузом очевидных фактов отрицать ничего не стал. Единственное, что сказал в свое оправдание: дескать, после смерти жены был одинок, не хотел причинить падчерице зла, он до сих пор ее любит и надеется, что она его простит. В этом году в специализированном межрайонном суде по уголовным делам Восточно-Казахстанской области мужчину приговорили к 12 годам лишения свободы.

Как органы опеки могли проглядеть совершаемое преступление против ребенка? В областном департаменте по защите прав детей их оправдывают: девушка обратилась в полицию уже совершеннолетней. Тогда встает резонный вопрос, а раньше куда смотрели? Оказывается, органы опеки посещали эту семью, разговаривали и с отчимом, и самой девочкой, но ничего тревожного не заподозрили. Запуганная сирота скрывала правду, а насильник, естественно, не обличал действительность. Ни школа, ни соседи, ни домочадцы НИЧЕГО не замечали! Что-то не верится…

– Редчайший случай, когда мы выявляем факты насилия и жестокости над детьми, никто не хочет «выносить сор из избы», а сами несовершеннолетние – беззащитная прослойка общества, – говорит по этому поводу Мирамгуль Ким. – Люди сейчас по большей части равнодушны к чужой беде. Те же соседи, родственники предпочитают просто не вмешиваться. Даже в благополучной, на первый взгляд, семье может быть что-то не так.

Она привела такой пример. Есть в Усть-Каменогорске одна семья, вроде бы хорошая, воспитывает двух детей. Родители – госслужащие. Так вот у них, оказывается, так заведено: пока мама отводит в детсад старшего четырехлетнего ребенка, всегда оставляет дома младшего – двухлетнего. Малыш, естественно, плачет, кричит, ему страшно. Соседи, чтобы хоть как-то утешить ребенка, выходят на площадку, садятся к двери и начинают рассказывать ему сказки, разговаривать, успокаивать. Мать в своем поступке не видит ничего плохого, говорит, что таким образом приучает детей к самостоятельности.

Как отметила заместитель директора областного департамента по защите прав детей Альмира Токтарбекова, насилие в семье в той или иной форме наблюдается в каждой четвертой семье, но редко, когда за это родители несут какую-либо ответственность, особенно уголовную.
Вот пример, который рассказала начальник отделения ювенальной полиции подполковник Татьяна Плотникова. В январе прошлого года, отрабатывая операцию «Подросток», сотрудники органов внутренних дел выявили в Зыряновском районе факт избиения ребенка его отцом. У девочки 2003 года рождения обнаружили множественные телесные повреждения. Возбудили уголовное дело, но до суда оно так и не дошло. Стороны примирились.

– Какой урок сможет вынести ребенок, воспитываясь в рамках жестокости, какие будут последствия? – продолжает А. Токтарбекова. – Вот статистика: по состоянию на 1 октября 2012 года сами несовершеннолетние совершили 486 преступлений (хулиганство, вымогательство, грабежи, причинение телесных повреждений и даже убийства).

– В этом году у нас наблюдается рост преступлений, совершенных школьниками и учащимися средне-специальных учебных заведений, – подтверждает Мирамгуль Ким. – Многие приезжают из районов, живут на съемных квартирах, сами себе предоставлены, без контроля. Делают, что хотят. Мы постоянно работаем с такими подростками.

Насилие и жестокость, проявленные со стороны взрослых к детям, обязательно отражаются на судьбах ребят, когда они вырастут. А пока малолетние жертвы не перестанут бояться своих злодеев, позора и осуждения со стороны общества, такие истории будут продолжаться. А что же власть? Здесь тоже противоборство: пока одни депутаты выступают за пожизненное наказание для насильников или медицинскую кастрацию, другие вещают с трибун о гуманности уголовной системы и терпимости к осужденным.

Юлия Вторникова
Источник: Altaynews.kz
Рубрика: Дети » Статьи - Отзывов: 0
Добавить комментарий
Задать вопрос

Навигация меню

Нашли опечатку? Выделите текст, нажмите Ctrl + Enter и отправьте нам уведомление.

Последние новости