Мы в соцсетях

ALTAYNEWS

Спасение детских жизней — ежедневная работа нейрохирургов Центра матери и ребенка

Фото Виталия Иванова

ВКО

Спасение детских жизней — ежедневная работа нейрохирургов Центра матери и ребенка

Отделение детской нейрохирургии на базе ЦМиР в Усть-Каменогорске действует чуть более 10 лет. Сказать, что оно единственное в области, где врачи занимаются оперативным вмешательством в такую тонкую сферу как человеческий мозг – не сказать ничего. Именно сюда со всей области поступают самые тяжелые дети со сложнейшими травмами головы и позвоночника, именно здесь ставят на ноги, казалось бы, безнадежных маленьких пациентов.

Как все начиналось

Отделение детской нейрохирургии при ЦМиР начало работать в июле 2006 года. Словно подтверждая острую необходимость в данном отделении, здесь еще до официального открытия, спасли жизнь ребенку.

Случай был достаточно громким: во время отдыха на Бухтарминском водохранилище двое маленьких детей залезли в машину родителей, нашли газовый пистолет. В результате годовалый малыш получил тяжелейшую травму – выстрелом ему буквально снесло часть головы. Конечно, за жизнь ребенка боролись все врачи, но то, что тогда сделал заведующий пока еще не открывшегося отделения детской нейрохирургии Виктор Терентенко, иначе, как чудом, трудно назвать. Он буквально по кусочками собрал черепную коробку мальчика, при этом постарался сохранить все сосуды, сам головной мозг.

Конечно, над ребенком здесь колдовали долго, но когда малыш впервые после долгого лечения увидел маму и заплакал, то все поняли – получилось! Это значит, он ее узнал. Это значит, удалось сохранить не только жизнь маленькому пациенту, но и функции головного мозга, практически все навыки, которые малыш приобрел за год своей жизни.

Врачебные будни

В отделении детской нейрохирургии ЦМиР 20 коек, 18 из них – нейрохирургических, две – для тех, кто проходит реабилитацию, восстановительное лечение.
– За год в среднем у нас пролечивается 750-800, из них 300-350 детей с сотрясением головного мозга, ушибами и травмами головы, – говорит заведующий отделением детской нейрохирругии ЦМиР Серик Кизатуллин. – Весной, когда начинают открывать окна, резко возрастает количество падений с высоты и, так называемых, «качельных» травм, зимой – травмы, полученные на горках, в ДТП.

Только с начала этого года уже шесть детей выпало из окон. Примерно, полмесяца назад из отделения выписали парнишку, который упал с 5 этажа. Мальчик удачно приземлился – не на голову, как это обычно бывает с детьми, а на бедро. Именно это спасло ему жизнь, ну и, конечно, врачи ЦМиР. Полмесяца назад ребенка выписали.

Бич совсем маленьких деток это переломы черепа. Кости головы у тех, кто только начинает ходить, очень тонкие, а падают они много, зачастую – не очень удачно.

В одной команде

В отделении лечат деток и с врожденными пороками – гидроцефалией, спинно-мозговой грыжей и другими заболеваниями, которые, казалось, для человека всегда звучали как приговор. Причем, нейрохирурги ЦМиР не просто спасают жизни своих маленьких пациентов, но и дарят им полноценную жизнь, избавляя их от пожизненной инвалидности.
– Благодаря тому, что мы работаем в одной команде с врачами роддома, нам удается на ранних сроках беременности выявлять врожденные пороки развития,
а также сразу же после рождения оказать всю необходимую помощь больному малышу, сразу же взять его под наблюдение, – говорит Серик Кизатуллин. – Результат взаимодействия на лицо – с каждым годом падает количество таких пациентов. Если с 2006 по 2010 год у нас с диагнозом спинно-мозговая грыжа ежегодно проходили лечение 20-30 больных, сейчас – 5-6детей, которые поступают к нам в основном из районов, где в клиниках пока не проводят скрининговые УЗИ.

Здесь стараются не «упускать» пациентов, причем касается это и самых тяжелых диагнозов. Именно в ЦМиР научились делать сложнейшие операции по установке шунтов в зону головного мозга при гидроцефалии. Это когда в головном мозге выделяется больше жидкости, чем надо, череп не вмещает все в себя и начинает расти. Дети с таким заболеванием редко доживали до 12 лет. Сейчас устанавливается шунт – особый клапан с подкожной трубочкой, через которую лишняя вода уходит в брюшную полость, нормализуя уровень воды в головном мозге.

– Мы очень гордимся этими детьми, – говорит Серик Кизатуллин. – Первым нашим пациентам уже по 25 лет. Они живут полноценной жизнь, у многих есть семьи. Сегодня гидроцефалия – не приговор. Наши дети с шунтами учатся в обычных школах. Живут нормальной жизнью. Недавно наша пациентка заняла второе место в престижном песенном конкурсе. Здесь главное – во время оказать помощь.

Высший пилотаж

Исправлять роковые ошибки природы в отделении научились благодаря современным технологиям и собственному профессионализму. Не все ведущие клиники мира возьмутся за подобные операции – уж слишком высок риск и ответственность.

– Смотрите, это головной мозг, – увлеченно комментирует видеозапись операции заведующий отделением, – еще раньше этому ребенку мы убрали гематому. Была проведена трепанация черепа. Позже ставили шунт. Для этого просверлили отверстие в черепе, через него в желудочке головного мозга установи шунт. Через этот клапан и подкожный канал, который проходит через грудную клетку, вода попадает в брюшную полость. Помещаем на место кость, которую убирали. Все нормализуется.

Через открытый череп видеть мозг человека, пульсирующие сосуды… кажется, прикоснулся к чему-то непостижимому. Вот уж действительно, за гранью понимания, по крайней мере, моего.

Кстати, операции по установке шунтов непросто очень сложные, но и дорогие. Правда, пациентам и их семьям в ЦМиР обходятся бесплатно. И это при том, что каждый шунт стоит по 200 тысяч тенге. Проблем с финансирование и закупом приборов здесь нет.

– Да, раньше за такими операциями уезжали за рубеж, – говорит Серик Кизатуллин, – сейчас в этом нет необходимости. Ехать за границу, платить за проживание, дорогу, за саму операцию, которая, например, в России стоит полтора миллиона тенге, везти ребенка обратно, зачем? Были случаи, когда шунты ломались. Люди обращались к нам, мы все исправляли. Вот тогда у них на 180 градусов меняется сознание и отношение к отечественным врачам.

Особая каста врачей

Пришить 7-летнему мальчику откушенное собакой ухо. Буквально «перекроить» кожу на голове другой жертве нападения пса, который снял скальп с маленькой девочки, при этом проглотив часть кожного покрова. Убрать гной в головном мозге, в котором просто утонуло серое вещество, а больной из тихо умирающего и уже даже не разговаривающего пациента, становится жизнерадостным и шустрым пацаном… И все время помнить, что перед тобой ребенок, которому больно, страшно и ничего непонятно.

– Помним все время о возможных последствиях, это ведь растущий организм, – говорят нейрохирурги. – Надо уметь найти подход к каждому ребенку, где успокоить, где уговорить, где обмануть, а где конфетку дать.

– А вам страшно не бывает? – спрашиваю у заведующего отделением.

– Бывает. Помню, 31 декабря привезли с катка девочку, – вспоминает Серик Кизатуллин, – она упала и ударилась головой о металлический предмет. Обычный вдавленный перелом, мы много таких операций делали. С врачом нашим Аркадием Кобылякиным сразу девочку на операционный стол, тогда в голове еще пронеслось, что минут за 30 управимся … Так вот, кость убрали, вдруг сосуд закровил, да еще фонтаном – струя реально до потолка была в операционной. Оказалось, что вдавленный перелом повредил крупную артерию. Я кричу Аркадию: «Палец держи!», он сосуд пальцем заткнул, только так кровь и остановили. Вот тогда страшно стало. У детей ведь и так крови мало, а если она еще хлещет так! Самое страшное для хирурга – потерять пациента на столе. Не все это могут пережить и остаться в профессии. Не все в силах врачей, бывает, что пациенты в безнадежном состоянии попадают, но за каждую жизнь всегда до последнего идет борьба. Руки не должны опускаться никогда.

Когда трудности закаляют

Без проблем, отмечают в отделении, не обходится. Огромную помощь в работе нейрохирургам мог бы оказать компьютерный томограф, которого ждут в ЦМиР ни один год. Сейчас тяжелых детей со множеством травм для диагностики и уточнения диагноза приходится везти через весь город в Первую городскую или областную больницы, тратить на дорогу драгоценное в таких ситуациях время.

Серьезную помощь в оперативном оказании специализированной медпомощи могла бы оказать и вертолетная площадка, место для которой возле ЦМиР есть.

Только в прошлом году врачи отделения детской нейрохирургии совершили 24 выезда, 15 вылетов к тяжелым детям, в первом квартале этого года – уже 20 выездов! И если с оказанием медпомощи проблем нет, то с доставкой тяжелого ребенка в больницу – имеются. Врачи посчитали: от Колбатау (бывшее село Георгиевка, Жарминский район) до вертолетной площадки в Усть-Каменогорске больного на вертолете доставляли за 35 минут. А вот с аэропорта до ЦМиР – 40! И это при том, что не было пробок по дороге на КШТ.

Впрочем, есть и другая проблема в работе врачей. Как ни странно, это родители детей. Одни не могут решиться и дать разрешение на операцию, пока не посоветуются со всеми родственниками, другие запрещают переливать кровь. А бывают и такие, кто с кулаками бросается на врачей, которые буквально только что спасли жизнь их сыну или дочери.
Сами врачи говорят, что все это, конечно, важно, но главное в их профессии другое – дети и их здоровье.


ALTAYNEWS — информационный партнер Synergy Global Forum — 2017
ВСЁ О ФОРУМЕ НА ALTAYNEWS

Обновление 19 сентября 2017 года

Altaynews в соцсетях

Мы любим подписчиков и комментаторов!

Не нужно регистрации для комментов.

Простая форма, минимум данных, премодерация.

События

2017 Сентябрь

Неделя 4

Пн 28
Вт 29
Ср 30
Чт 31
Пт 1
Сб 2
Вс 3
Пн 4
Вт 5
Ср 6
Чт 7
Пт 8
Сб 9
Вс 10
Пн 11
Вт 12
Ср 13
Чт 14
Пт 15
Сб 16
Вс 17
Пн 18
Вт 19
Ср 20
Чт 21
Пт 22
Сб 23
Вс 24
Пн 25
Вт 26
Ср 27
Чт 28
Пт 29
Сб 30
Вс 1

Популярные

Новые статьи

Рубрики

Архивы

Комментарии

Ошибка? Ctrl+Enter поможет нам исправить ее! Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter - дополните комментарием вашу корректировку, если это необходимо

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: