Мы в соцсетях

Глава крестьянского хозяйства из ВКО Сергей Скоснягин выводит уникальных лошадей

Фото автора

ВКО

Глава крестьянского хозяйства из ВКО Сергей Скоснягин выводит уникальных лошадей

Глава крестьянского хозяйства «Беловодье» Сергей Скоснягин из села Соловьево Зыряновского района выводит породу лошадей, отличающейся не только высокой продуктивностью, но и спокойно выдерживающей суровый местный климат.

Громобой, Атос и артосята

После школы и института Сергей Скоснягин работал зоотехником, затем главным зоотехником совхоза «Соловьевский». Коневодство тогда было побочной отраслью, лошади использовались, в основном, для обслуживания молочного животноводства. Если крупнорогатого скота в хозяйстве было порядка пяти тысяч голов, то поголовье коней едва достигало 200. Зоотехник Скоснягин за несколько лет работы довел их численность до четырехсот. На большее коневоды рассчитывать не могли…

– Коневодство считалось нерентабельным, – вспоминает он. – Завести хороших жеребцов было проблематично. Породистые кони, которых мы заказывали через «Племживобъединение», и в советские времена очень ценились. Например, орловский рысак стоил примерно девять тысяч рублей, как новый автомобиль «Жигули». Помню, привезли с племзавода двух рысаков, Громобоя и Атоса (его почему-то все Артосом называли). Первый недолго продержался в табуне, а второй оставил после себя хорошее потомство. Среди соловьевских коневодов до сих пор бытует понятие «артосята». Если карий, да белоногий, значит потомок Артоса. Позже я узнал, что на самом деле потомство «артосят» дал не сам Атос, а его сын. Когда меня назначили главным зоотехником, я первым делом приехал на ферму и сказал конюхам: «Выведите мне Атоса!». Смотрю, а это не он, экстерьером отличается. Самого Атоса, видимо, уже не было. А от этого отпрыска и пошли в большом числе жеребята, так как многие годы он ходил жеребцом в табуне, пока в 1990 году не пал на джайлау…

Многие чистокровные племенные лошади не могут адаптироваться к суровым условиям Зыряновского района. Зимой здесь 40-градусные морозы, двухметровый снежный покров, животных нужно сразу переводить на стойловое содержание, а это очень затратное дело. Летом одолевают клещи, вызывающие кровепаразитарные заболевания, типа пироплазмоза.

– У большинства завезенных коней слаб или вовсе отсутствует иммунитет к таким заболеваниям, – говорит Сергей Михайлович. – Лекарства тогда сложно было найти, а заболевшее пироплазмозом животное погибает уже через два–три дня после заражения. Поэтому приходилось заниматься селекцией, оставлять самых лучших жеребцов и маток для них.

КХ «Беловодье»

Ровно 20 лет назад, в 1997 году, Сергей Скоснягин создал крестьянское хозяйство «Беловодье». В хозяйстве работает 15 человек, имеется порядка 1200 гектаров пашни, в основном новая немецкая техника, содержится около 400 лошадей. Ведущей отраслью является полеводство. Урожаи в «Беловодье» одни из самых высоких в районе. Но очень много внимания глава хозяйства по-прежнему уделяет племенному коневодству. На ферме близ села Ново-Крестьянка содержатся и орловские рысаки, и мощные советские и русские тяжеловозы, даже есть американские лошади, полученные путем искусственного осеменения.

Вообще, в момент образования КХ «Беловодье» у Скоснягина было всего 12 лошадей. Он сразу же купил жеребца – иноходца русской рысистой породы, отдав за него четыре взрослых лошади. Пошли хорошие жеребята, из которых самок оставлял на маточное поголовье. Затем глава хозяйства съездил на 39-й конезавод в Алтайском крае РФ, откуда привез двух жеребцов-рысаков, которые еще улучшили табун. Стал заниматься выведением породистых лошадей путем поглотительного скрещивания помесей с чистопородными жеребцами.

После из российских заводов завез для разведения 20 племенных конематок орловской рысистой породы.

– Эта порода легче адаптируется в наших условиях, – говорит Сергей Михайлович. – Она была выведена графом Орловым по заказу императрицы Екатерины II. Ехала она как-то на дальнее расстояние в карете, запряженной итальянскими неаполитанскими лошадьми, и вдруг они встали и не идут. И тогда граф Орлов пообещал, что выведет для Ее Величества самую выносливую породу лошадей. Знаменитая порода легкоупряжных лошадей с наследственно закрепленной способностью к резвой рыси была выведена Орловым на принадлежавшем ему Хреновском конезаводе Воронежской губернии, методом сложного воспроизводительного скрещивания с использованием арабской, датской, голландской, мекленбургской и других пород. Это очень красивые, высокие, грациозные животные. Однако рынок диктует свои условия. Сложно уже продать породистую лошадь, даже с родословной. Приезжает покупатель, осматривает и говорит: «А казы-то с нее мало будет!». Так я решил развести лошадей мясной породы, завез несколько советских и русских тяжеловозов.

Конь Ильи Муромца

С гордостью демонстрирует Сергей Михайлович белогривого советского тяжеловоза. Точно такого же, как в анимационном мультфильме о былинном богатыре Илье Муромце. У него крепкая, мускулистая шея, широкая грудь, мощная спина, объемистый круп, и, судя по всему, спокойный характер.

– Я их завез с Поченковского конезавода Российской Федерации, где они и были выведены в 1952 году, – рассказывает глава хозяйства. – Это самая мощная лошадь в мире! Этот жеребец – Сергей Михайлович любовно хлопает коня по холке – весит около 1300 – 1400 килограммов и стоит полтора миллиона тенге. Но наш климат они переносят тяжело, восприимчивы к болезням. Поэтому все время находятся на стойловом содержании. Так что советских тяжеловозов в чистом виде у меня почти не осталось. Я понял, что если их содержать так же, как и местных, в наших условиях им не выжить.

А вот русский тяжеловоз, которого также показал мне Скоснягин, к Зыряновску адаптируется лучше. Он чуть поменьше, но выносливей, неприхотлив, устойчив к холоду, идет на тебеневку. Эта порода была получена скрещиванием русских кобыл с теплокровными породами и тяжеловозами, такими как орловский рысак, першерон, а также с арденами, завезенными из Бельгии, и зарегистрирована в 1952 году. Русские тяжеловозы использовались, как улучшатели других пород лошадей. Путем скрещивания русских тяжеловозов с советскими Сергей Скоснягин и получает у себя породу, наиболее приспособленную к нашим условиям. По росту они где-то на год опережают местных беспородных лошадей. То есть,  полуторагодовалые жеребята Скоснягина выглядят одинаково с местными, возраста 2,5 года. А значит, их можно сдать за такую же цену. Экономический эффект более чем очевиден.

– Сейчас я практически вывожу новую породу мясного направления, адаптированную к нашему суровому климату, – говорит он. – Хотя иду уже по проторенному пути. Уже понимаю, какую использовать кобылу, каким жеребцом ее покрыть, чтобы увеличить вес приплода и чтобы одновременно он был вынослив и неприхотлив. Сегодня у нас в хозяйстве более 20 породистых жеребцов, но оставлять для разведения я буду уже произведенное от них потомство. К тому же, по моим наблюдениям, рожденные здесь лошади, уже становятся крупней завезенных. Так зачем мне тратить огромные средства, закупая на заводах, если для формирования продуктивного табуна уже можно использовать отобранных путем селекции собственных коней?

Зоотехник социализма

Как опытнейший зоотехник, Скоснягин огромное внимание уделяет кормлению лошадей.

– Нас, зоотехников социализма, учили направленному выращиванию молодняка, – делится Сергей Михайлович. – Чтобы животное в полутора, двухгодовалом возрасте интенсивно набирало вес. Ведь то, что упущено в определенный период развития, потом уже не восполнишь. Если, скажем, невидимую нами молочную железу, которая развивается в возрасте 15 – 17 месяцев, «присушить» из-за неправильного кормления или преждевременной отправки на тебеневку, уже хорошую дойную корову или лошадь не получишь. Это закон. Сколько нам раньше из-за этого пришлось породистых коней просто отдать на мясо, по дешевке! Но, наверное, это был вклад в будущее. Потому что получен опыт. А это – самое ценное в любом деле.

Обновление 19 сентября 2017 года

Altaynews в соцсетях

Популярные

Рубрики

Календарь событий

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: