Мы в соцсетях

Отец погибшего на маслозаводе Алексея Столярова рассказал о том, как погиб его сын

Фото из семейного архива

трагедия

Отец погибшего на маслозаводе Алексея Столярова рассказал о том, как погиб его сын

Рассказ Бориса Столярова редакция публикует дословно.

“Прошло сорок дней с того дня, когда из-за разрыва парового коллектора в котельной ТОО “Усть-Каменогорский Маслозавод”, погиб машинист парового котла Столяров Алексей Борисович. Разная, противоречивая информация появлялась за это время в прессе. Я, как отец погибшего, хочу рассказать все, что мне известно о происшествии. Встретившись с лечащим врачом, я узнал, что состояние Алеши очень тяжелое. На следующее утро я попытался встретиться с руководителем завода – Батовым И.И., согласовать действия по спасению сына. К тому времени возникла возможность доставки Алеши в специализированный Ожоговый центр в г. Караганда. Через добрых, отзывчивых людей в администрации Усть-Каменогорского ВЦМ, удалось выйти на врачей этого центра и получить согласие по телефону о принятии на лечение сына.

Удалось провести предварительные переговоры об авиационной доставке пострадавшего в Караганду. Я попытался попасть на прием к Батову И.И., но на заводе отвечали, что его нет,  не знают, где он и когда будет. Позвонил ему на сотовый телефон, рассказал о ситуации и о возможности спасти Алешу. На что услышал циничный ответ: “Я выделил средства на приобретение лекарств и препаратов. То, что вы предлагаете по вопросу доставки в Караганду – ваши проблемы. У меня встал завод. Без работы остались 200 человек. У меня нет времени заниматься вашим вопросом. Я переговорил с заведующим отделения, он меня заверил, что врачи справятся самостоятельно. Поэтому мне больше не звоните”. Ни извинения за произошедшее, ни высказанного соболезнования, я от него не услышал.  Я понял, что это за личность. Такие люди, уверенные в своей безнаказанности, ради наживы и обогащения шагают по трупам эксплуатируемых ими рабочих. Им глубоко безразличны слезы и горе осиротевших детей, родных и близких. После этого мы обратились к заведующему отделением травматологии, который заверил нас в том, что, несмотря на тяжелое состояние Алеши, все же наметились положительные сдвиги. Рентген показал, что патологий внутренних органов нет, что больной стал кушать, что артериальное давление и температура тела близки к норме и, что перелет неизвестно  как отразится на самочувствии Алеши. На основании этого он отказал нам в нашей инициативе по доставке сына в Караганду. Нам оставалось ждать и надеяться. Через родственников, друзей, Интернет организовали сбор крови. В этом мероприятии приняли участие коллеги сына с завода. На третий день меня допустили к сыну. На мой вопрос: “Как это произошло?” Он, превозмогая боль, обожженных губ, произнес: ”Не дали отключить.” В это время подошел лечащий врач и сказал, что в моем распоряжении одна минута и что Алеше нельзя разговаривать. Я сказал сыну, что я горжусь его мужественным поведением, что все переживают за него, и верят в его выздоровление. Что ему надо жить ради его долгожданной малышки – восьмимесячной дочурки. Он мне сказал: ”Батя, все будет нормально!” Это, как оказалось, были последние слова, которые я услышал от сына.

28.01.2018г. мы наконец получили “Акт о несчастном случае, связанным с трудовой деятельностью”. Из этого акта следовало, что в котельной не работал регулятор питания паровых котлов, сигнализация, неисправны приборы безопасности, отключающие автоматически котлы, нет технологии проверки исправности этого оборудования, не проведено техническое освидетельствование парового коллектора, пригодности его к работе, не назначены ответственные лица за техническое состояние и эксплуатацию оборудования, нет регламента водно-химического режима, нет регламента по режиму работы сосудов, работающих под давлением, не проведена экспертиза промышленной безопасности паровых котлов, которые отработали свой срок, мастер котельного цеха Катаев Б.Ф. не имеет соответствующего образования. При изготовлении коллектора не были разработаны технические условия проекта, корпус коллектора выполнен технически безграмотно. К нему самостоятельно приварено плоское днище из фрагментов стали. Хотя, толщина стали составляет 10 мм, то толщина сварки швов всего 7 мм. Паровой коллектор не оборудован предохранительным клапаном, к работе на котлах допускались лица, не прошедшие обучение, знания по вопросам безопасности не проверялись. Директор маслозавода Батов И.И., начальник службы эксплуатации оборудования Синицын Д.В. не приняли меры по предотвращению рисков на рабочих местах.

И после всех этих нарушений со стороны завода, комиссия находит “стрелочников”. Оказывается, погибший Столяров А.Б. виновен в произошедшем на 30%!!! На мой вопрос представителю департамента Болаткан Рамилю: «Как это объяснить?». Он ничего вразумительного не ответил. Вот уж поистине – посмотрели в потолок, почесали затылок и решили – вина 30%.  Хотя сами отмечают в акте, что работник был трезв. Находился на рабочем месте, рядом с ним находился его непосредственный начальник – мастер котельного цеха Катаев Б.Ф., который также пострадал и который обязан  был принимать решения, а подчиненный их выполнять.

По информации очевидца, по понятной всем причине попросивший не называть его имени, Алеша вызывал КИПовцев, но по неизвестной причине они “не дошли”.

На заводе царит беспредел. Он выражается даже в том, что заработную плату рабочие получают в конвертах. Так, по справке, выданной мне бухгалтерией завода,  Алеша получил за весь 2017 г. – 486 000 тенге заработной платы. Пенсионные взносы составили 45 691 тенге. Всевозможные выплаты – мизерные. Хотя, по словам жены сына, он наличными после всех вычетов, приносил в семью 90 000 тенге. По этой причине бесправные рабочие завода обречены в будущем на минимальную пенсию. Бюджет не получает огромные суммы. Думаю, этот факт вызовет  интерес у соответствующих органов. И пусть это является для них моим официальным обращением. Считаю, беспредел, боязнь принять неверное решение не позволили Катаеву Б.Ф. и Столярову А.Б. решиться на остановку котлов. Это бы повлекло остановку всего производства. И неизвестно, как бы отреагировал директор завода Батов И.И. на убытки завода, на кого бы он возложил вину, обвинив в излишней перестраховке.

То, что на заводе в котельной регулярно, системно возникали нестандартные ситуации, я могу судить по 2 фактам, известным мне. Около двух лет назад уволился с завода грамотный инженер Шуклин Иван, бывший в то время начальником цеха. Свое увольнение, с его слов он мотивировал тем, что несмотря на обращение в администрацию, по необходимости проведения капитального ремонта котельной не выделялись достаточные средства. Боязнь чрезвычайного происшествия вынудила его уволиться. Погибший, Столяров А.Б. тоже более полутора лет назад занимал должность мастера цеха, но столкнувшись с теми же проблемами уволился и перешел на должность оператора котлов. Мне он сказал: ”Не нужна мне такая карьера, произойдет ЧП, меня посадят в тюрьму!”. Теперь мне стали понятны слова Алеши, сказанные перед смертью: ”Не дали отключить!”

Я, уверен в том, что как самый опытный работник, проработавший на этом производстве более 15 лет, Алеша пытался устранить неполадку иным способом, которым они пользовались неоднократно раньше. И, как ответственный человек только поэтому он оказался в самом опасном месте. На заводе отсутствует служба спасения, Алешу никто не спасал. Только его воля к жизни позволила ему с 70% ожогами тела, раздробленной ногой, превозмогая страшную боль, преодолеть более 30 метров и выползти из этого ада. Только тогда его заметили и оказали помощь коллеги – рабочие завода. На завод с большой задержкой была вызвана скорая помощь и милиция. МЧС и пожарная служба в этот  день вообще не вызывались.

Мне передали с завода Алешин телефон, весь разбитый, сломанный. Когда я получил распечатку звонков на его телефон в этот день, там зафиксированы переадресации входящих и исходящих звонков после взрыва. У меня возник вопрос: “Не помог” ли кто его сломать, чтобы скрыть звонки, подтверждающие слова очевидцев, пожелавших остаться инкогнито.

Исходя из перечисленных фактов, считаю квалификацию происшествия как несчастный случай на производстве, неверной. Произошло убийство, причиной которого стала вопиющая халатность руководства завода, откровенное пренебрежение к созданию безопасных условий на производстве, нежеланием расхода достаточных средств на ремонт опасного оборудования.

Надо отметить, что завод после того, как сын умер, выделил деньги на организацию и проведение похорон, ритуальных обедов.

От имени родителей, детей, жен, родственников, потерявших на работе кормильцев, обращаюсь к исполнительной, правоохранительной власти, к депутатам всех уровней, прокуратуре, надзорным органам, политическим партиям и общественным организациям, взять под жесткий контроль выполнение законов о труде, Трудового кодекса, обеспечение безопасности на производстве”.

Столяров Б.И.

(Орфография и пунктуация автора сохранены)

Опубликовано в соответствии с условиями п.4 ст.26 Закона РК “О средствах массовой информации“.

ALTAYNEWS

Редакция сайта. «Altaynews.kz» – это настоящая жизнь, динамичная, разная и очень интересная. Это сайт, который делают не только журналисты, но и сами жители Восточного Казахстана и других регионов нашей страны.

Обновление 19 сентября 2017 года

Altaynews в соцсетях

Популярные

Рубрики

Календарь событий

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: